Судьба родительских фантазий

01.04.2019 14:20

Автор статьи:
Елена Валерьевна Мухамедова,
клинический психолог Клиники «Поколение NEXT», член РАРЧ

В исторической ретроспективе на протяжении последних двух тысячелетий отношение к детям менялось. Ллойд Демоз, известный современный американский исследователь истории психологии, создатель концепции психоистории, исследует, как развивались различные стили воспитания детей с античности и до наших дней. Он пишет, что эмоциональные потребности ребенка длительное время не признавались и отрицались воспитывающим взрослым. В итоге, ребенок - его психика, его тело, его жизнь - «использовались» для разрешения внутренний эмоциональных трудностей самого взрослого.

Хотела бы поделиться собственными наблюдениями относительно влияния родительских фантазий на судьбу ребенка и его физическое здоровье, которые я могла видеть, работая в Перинатальном центре в отделении реанимации недоношенных детей, консультируя в центре для детей с нарушениями развития, а также - в обычной школе, консультируя семьи детей с нарушениями поведения.

Приходя в этот мир, ребенок не имеет выбора, как бы к нему относились, и судьбы, которую строят для него родители. Мечтая и фантазируя о будущем ребенка, родители предвкушают те удовольствия, которые они получат от общения и прикосновения с ним. Но каково бывает их разочарование, когда они получают нечто другое, не имеющее ничего общего с их фантазией! Тогда они чувствуют себя обманутыми и направляют свое раздражение на объект обмана - ребенка. Затем их настигает чувство вины за свои агрессивные импульсы по отношению, и тогда, чтобы «загладить вину» и аннулировать агрессию, родитель - обычно мама - начинает гиперопекать ребенка, боясь, что с ним что-то случится. Другими словами, что она что-то с ним сделает, чем и объясняются многочисленные несчастные случаи с маленькими детьми, когда мама находится рядом.

Есть и другая крайность - эйфорическое восприятие своего ребенка, когда родитель совершенно не видит реальных обстоятельств и живет фантазиями. В этом случае мама может совершенно не видеть реальности и объяснять высокую температуру у болеющего ребенка тем, что ему жарко, что она просто его слишком тепло одела и т.д.

В первом случае «нарциссичная» мама тестирует реальность и не может получать от нее удовольствия. Эта реальность ее ранит, она не может с ней справиться и, таким образом, направляет свою агрессию на ребенка, а потом - на себя в виде вины и аутоагрессии. Возникает замкнутый круг.

Во втором случае «нарциссичная» мама не анализирует реальность - ею движет лишь принцип удовольствия, в который она была погружена в своих фантазиях, и никакие обстоятельства не могут ее разлучить с его получением. С ребенком разлучиться можно, а с удовольствием - нет. Крайний случай такого проявления - реальная смерть ребенка, когда мама говорит «как он прекрасно уснул», что становится клиническим проявлением заболевания.

Другой вариант эйфорического восприятия ребенка - мамы недоношенных детей, которые находятся в реанимационном отделении с весом от 500 граммов и сроком рождения 23-25 недель. Они могут рассказывать о том, что «сын обязательно будет президентом, потому что папа президент». На вопрос «А если не будет?» было большое недоумение, которое не предполагало другого исхода судьбы малыша с весом 750 граммов и глубокой недоношенностью (Пример из реального разговора). Маленькие дети, даже лежащие в кювезах, моментально реагируют на мамино психическое пространство, и женщины сами отслеживают взаимосвязь между своим настроением, мечтами о ребенке и показателями его здоровья на мониторах.

Где лежит начало этих процессов? С 4-5 месяцев беременности ребенок ощущает на себе агрессивные влечения матери, которые направлены на него, и проявляет свои, которые могут возникнуть при взаимодействии с материнским организмом. Так формируются токсикозы, которые наиболее опасны во второй половине беременности.

Есть механизм дородовой памяти - младенец ничего не забывает из того, что с ним происходит. Если он был не принимаемым, покинутым, лишенным материнских мыслей, то этим можно объяснить замирания, остановки в развитии, поздние выкидыши. Так развивается внутриутробный госпитализм.

Пример: Ребенок, рожденный на 32 неделе с гидроцефалией мозга. На пятом месяце беременности замерло развитие тела, при том что голова продолжала развиваться, а родителей об этом предупредили.

Из разговора с мамой: «Мои изначальные фантазии и мысли о ребенке сводились к тому, что это будет ласковый котенок, но во второй половине беременности был жуткий токсикоз, и я думала только об одном - скорее бы от этого избавиться».

Во внутриутробной жизни у ребенка формируется примитивные телесные ощущения. Развитие - это непрерывный процесс с момента зачатия и в то же время прерывающийся родами.  

Бернар Пено, французский психоаналитик, пишет, что в крике младенца для матери есть определенный смысл. Значение крика предопределяет ее ответ, и именно это будет воспринято им и будет обладать значением. Через несколько дней жизни устанавливается субъективация смысла. Если ребенок - субъект в глазах матери, то она находит решение, которое будет правильным. Мать молчит, мыслит своего ребенка, позволяя возникнуть субъективности. Отталкиваясь от чувств и значений, которыми наделяет их младенец, устанавливается символизация значений, в том числе – любви. Спустя несколько дней, отталкиваясь от качества любви, младенец всё интерпретирует – так устанавливается матрица, которая ложится в основу любого процесса субъективации, дающей переход к понятию любви и жизни.

Ребенок, который не может получить своего места в мамином психическом пространстве - в ее фантазийном мире, не имеет возможности обрести в будущем собственное место. Вглядываясь в глаза матери и познавая их глубину, младенец как в зеркале видит себя и лишь так может познать глубину собственную (во время кормления он неотрывно смотрит на мать).

Следующим сложным этапом в диаде «мать-дитя» является взаимодействие в семье, когда малыш получает свое реальное место и «раздвигает» границы семейной структуры. И вновь спасает ситуацию фантазийный мир, в котором теперь уже должна находиться вся семья. Ребенок кричит, требует к себе колоссального количества внимания и заставляет перестроить весь привычный уклад жизни, вызывая неконтролируемую агрессию. Лишь фантазия о будущем с ним помогает членам семьи справиться со своим стрессом и дать малышу место, что, правда, на деле получается не всегда.

Родители находятся в перманентном фантазировании о ребенке. Это помогает на протяжении всей жизни выдерживать несовершенство себя как родителя и несовершенство своего ребенка. Чтобы развиваться как личность, ребенку достаточно определенной доли реальности в фантазиях родителей, и тогда их фантазия и реальность ребенка начинают двигаться в одном направлении.

Намного тяжелее детям, которые так и не вырвались из родительских фантазий и продолжают функционировать на уровне монады. В силу своих профессиональных обязанностей я часто встречаю на приеме детей, которые никак себя не могут обозначить, говорят о себе в третьем лице, рисуют человека с заштрихованным или пустым лицом. Особенно меня впечатлил рисунок мальчика 11 лет: он нарисовал рисунок человека, а на его майке изобразил лицо. Это выглядело как лицо в животе. Он ничего не мог рассказать о нарисованном человеке, а, глядя на лицо на майке, поведал историю своих желаний.

Это глубоко страдающие люди, которые разочарованы сами, но больше всего они боятся разочаровать окружающих, в первую очередь - родителей. Чаще всего это дети из «благополучных» семей с высокими притязаниями в социуме. Из собственных наблюдений могу сказать, что дети из «неблагополучных» семей, родители которых не имеют высоких фантазий о своем ребенке, имеют больше шансов сформировать свое психическое и физическое пространство. В этом случае, конечно, страдает качество структуры личности, потому как ранняя сепарация и недостаток положительного фантазирования и мечтаний о ребенке не позволяют сформироваться базовому доверию и чувству безопасности. Весьма часто такие дети страдают от фобических страхов, аддиктивного и девиантного поведения, но все же имеют образ «Я» - пусть и отрицательный

Очень важно в работе с такими семьями видеть скрытые мотивы поведения. Дети в процессе психотерапевтической работы быстро, без сопротивления и без сожаления расстаются с мучающими их симптомами. Они искренни в проявлении своих чувств и эмоций, что позволяет напрямую работать с психическим материалом.

Профилактика должна начинаться на начальных этапах формирования родительского опыта - это так же актуально в отделениях патологии, куда попадают женщины с нарушениями развития беременности или плода. Очень важно показать родителям важность положительных фантазий и мечтаний о своем ребенке, а также - как родительская поддержка выстраивает судьбу еще на этапе размышлений о нем, на формирование тела и психики. Ребенок должен «накупаться» в ванне положительных эмоций и получить свой конверт безопасности, чтобы сформировать в будущем желание мечтать и фантазировать.

Именно тогда это будет репродуктивно здоровое потомство, умеющее любить, быть любимым и передавать это следующим поколениям. Начинается все с каждого из нас, потому что только мы несем ответственность за тех, кого «приручаем» - т.е. за наших настоящих и будущих детей. Пора начинать воспитывать в себе «осознанное родительство» - что посеем, то и пожинать будем.

Просмотров: 170