18 янв 2022
248

Профилактика COVID–19. Нефармакологические методы

Автор: Алла Феликсовна Понорад, врач анестезиолог–реаниматолог, заведующая отделением переливания крови Больницы скорой медицинской помощи (Гомель, Беларусь)

Каждый месяц, начиная с 2020 года, человечество надеялось на завершение пандемии COVID–19. Однако, как показывает настоящее положение ситуации, коронавирус еще долго будет циркулировать в популяции. В связи с этим вопрос профилактики коронавирусной инфекции еще долго не утратит свою актуальность.

Прежде всего, следует обсудить, на какие факторы передачи и воздействия SARS-CoV-2 может повлиять сам человек. В последующем обсудим те мероприятия, которые доступны на уровне государства.

Личная ответственность

Персональные методы профилактики заражения ковид–инфекцией можно разделить на фармакологические и нефармакологические. В этой статье поговорим о немедикаментозной группе.

  1. Снизить влияние факторов риска. Ни для кого не секрет, что люди с повышенной массой тела (1), артериальной гипертензией и сахарным диабетом чаще и тяжелее болеют коронавирусом. Максимальный контроль этих заболеваний, нормализация массы тела и уровня гликемии, снижаю риск заболевания и его тяжёлого течения. Кроме того, по данным исследования, опубликованном в журнале ScienceDirect (2), объяснение курильщикам ранее доказанного повышенного риска заболеваемости COVID-19 и связанной с ним госпитализации, помогает повлиять на вредную привычку.
  2. Приём витаминов и минералов. Приём витамина D, C, цинка и магния утверждён во многих международных протоколах лечения и профилактики коронавирусной инфекции (протокол I-MASK+, протокол Covid–19 Assist). На первый взгляд, разбирая патогенетическое действие витаминов, их приём и вправду может снизить риск заражения и облегчить протекание инфекции. Одно из последних исследований в этой области (3,4) подтверждает обоснованность включения в протоколы витаминов, магния и цинка. Пациенты, поступающие в стационар, особенно в тяжёлом состоянии, имели сниженный уровень витамина D и С. Хотя, следует учитывать, что и факторы риска заболеть коронавирусом (болезни сосудов, сердца, сахарный диабет, ожирение) сами по себе могут приводит к дефициту витаминов. Это сомнение породило ряд исследований на основе менделевской рандомизации (5,6). Метод менделевской рандомизации, который учитывает генетическую предрасположенность, например к повышенному уровню витамина Д, показал, что уровень витамина никак не влиял на вероятность заражения или смертности. То же было выявлено и в отношении витамина С.

Конечно, глядя на столь динамичную картину появления новых данных, не стоит делать радикальных выводов. Тем более, что в наших широтах, приём витаминов особенно в зимнее время сам по себе является весьма полезным средством для улучшения здоровья.

Кверцетин. Препарат из группы флавоноидов, реализующий своё иммуномодулирующее действие через регуляцию транспорта цинка (7). Однако исследований по Кверцетину не так много, как хотелось бы, поэтому судить о его роли в профилактике заболевания сложно.

Мелатонин. Как показало исследование, опубликованное в октябре 2021 года (8), приём 10 мг мелатонина за 30 минут до сна, снижал риск развития сепсиса и тромботических осложнений у пациентов, болеющих COVID–19 инфекцией. В протокол профилактики мелатонин вошёл в дозе 6 мг с оговоркой на то, что препарат может вызывать сонливость. Мелатонин является гормоном, вырабатывающимся эпифизом при условии нахождения в темноте. Он облегчает засыпание и поддерживает сон. Также гормон имеет иммуномодулирующее действие.

Омега–3–полиненасыщенные жирные кислоты. Низкий уровень омега–3–жирынх кислот, по предварительным данным, сопряжен с более тяжёлым течением ковид- обусловленных пневмоний. Исследователи полагают, что устранение дефицита Омега–3 имеет далеко идущие последствия в популяции для победы над пандемией COVID-19.

Важно: самый важный метод фармакологической профилактики SARS–CoV–2 – вакцинация. Это будет освещено в рамках отдельной статьи.

Нефармакологические методы профилактики ковид инфекции не только не уступают по важности и эффективности фармакологическим, но и порой могут играть ведущую роль, так как о пользе многих препаратов для предотвращения заражения вирусом, как уже было сказано ранее, нет единого мнения.

  1. Обработка рук и поверхностей. Вирус SARS–CoV–2 достаточно устойчив в окружающей среде. В большом исследовании, опубликованном в Lancet Microbe (10) приведены данные об устойчивости вируса в воздухе в течение 3 часов, 2–4 дней – на банкнотах, 7 дней – на масках и т.д. Гибель вируса вызывает обработка поверхности растворами, содержащими 70º спирт, в течение 5 минут. Этот же промежуток времени требуется для устранения SARS–CoV–2 температурой в 70ºС.
  2. Ношение масок. Во временных рекомендациях ВОЗ, выпущенных 1 декабря 2020 года, ношение немедицинских (тканевых) масок дозволяется на открытом воздухе, в магазинах и учебных заведениях. Лицам из группы риска, а также в случаях, когда физическая дистанция в помещении составляет менее 1 метра, рекомендуется ношение медицинской трёхслойной маски.
  3. Физическое дистанцирование. Принимая во внимание размеры вирусной частицы SARS–CoV–2, рекомендуется соблюдать дистанцию в 1.8 метра. Физическое дистанцирование более приемлемо, нежели социальное, когда полмира было заперто в своих домах на время локдауна. Интересное исследование о последствиях локдауна было опубликовано в ноябре 2021 года (11). Оно говорит о том, как сильно человеку важен ультрафиолет и свежий воздух.

Источники:

  1. Risk factors for developing COVID-19: a population-based longitudinal study (COVIDENCE UK) Hayley Holt, Mohammad Talaei, Matthew Greenig Dominik Zenner and other
  2. Associations between COVID-19 risk perceptions and smoking and quitting behavior among U.S. adults Amy L Nyman , Claire A Spears , Victoria Churchill , Vuong V Do , Katherine C Henderson , Zachary B Massey , Reed M Reynolds , Jidong Huang
  3. The effect of vitamin D, magnesium and zinc supplements on interferon signaling pathways and their relationship to control SARS-CoV-2 infection Mohsen Nabi-Afjadi, Hadis Karami, Kaveh Goudarzi, Iraj Alipourfard & Elham Bahreini,Clinical and Molecular Allergy
  4. COVID-19: Up to 82% critically ill patients had low Vitamin C values Teresa Maria Tomasa-Irriguible , Lara Bielsa-Berrocal
  5. Vitamin D and COVID-19 susceptibility and severity in the COVID-19 Host Genetics Initiative: A Mendelian randomization study Guillaume Butler-Laporte , Tomoko Nakanishi ,Vincent Mooser,David R. Morrison,Tala Abdullah,Olumide Adeleye,Noor Mamlouk,Nofar Kimchi,Zaman Afrasiabi,Nardin Rezk,Annarita Giliberti,Alessandra Renieri,Yiheng Chen
  6. The role of vitamin C in pneumonia and COVID-19 infection in adults with European ancestry: a Mendelian randomisation study L. L. Hui, E. A. S. Nelson, S. L. Lin & J. V. Zhao
  7. Quercetin: Antiviral Significance and Possible COVID-19 Integrative Considerations Pawan K. Agrawal
  8. The Effect of Melatonin on Thrombosis, Sepsis and Mortality Rate in COVID-19 Patients Zainab Thanon Hasan 1, Dr Mohammed Qasim Yahya Mal Allah Al Atrakji 2, Dr Ahmed Kayes Mehuaiden
  9. Omega-3 Index and Clinical Outcomes of Severe COVID-19: Preliminary Results of a Cross-Sectional Study Rodrigo Zapata B. José Miguel Müller Juan Enrique Vásquez
  10. Stability of SARS-CoV-2 in different environmental conditions Alex W H Chin,a Julie T S Chu,a Mahen R A Perera,a Kenrie P Y Hui,a Hui-Ling Yen,a Michael C W Chan,a Malik Peiris,a and Leo L M Poona 11 Association of lockdowns with the protective role of ultraviolet-B (UVB) radiation in reducing COVID-19 deaths Rahul Kalippurayil Moozhipurath & Lennart Kraft