Деменция


Деменция. Рекомендации клинического психолога для родственников пациента

11 мар 2021
490
Михаил Сергеевич Лебедев
клинический психолог ГБУЗ ГКБ им. Ф.И. Иноземцева ДЗМ

- В чем заключается специфика деменции с точки зрения клинической психологии?

- Первостепенно необходимо определить сам термин «деменция». В наше время он стал почти нарицательным и зачастую используется неуместно. Деменцией, в контексте психической деятельности, мы можем называть лишь приобретенное снижение когнитивных и мнестических функций, приводящее к слабоумию и вызванное, как правило, органическим поражением головного мозга. Остальные клинические картины, такие как врожденный неврологический дефицит, острые и хронические психозы и педагогическая запущенность связывать с деменцией не правомочно.

- Как меняются поведение и личность человека?

- Поведение и личность человека начинают изменяться под гнетом дезадаптации и депривации, которые вызваны сложностями в социальном общении, изменением привычного порядка жизни, развитием зависимости от окружающих. Нужно понимать, что человек, привыкший к самостоятельности, активности и значимой роли в семейных отношениях, постепенно вынужден зависеть от других. Данный факт, как правило, усугубляется недопониманием, раздражением со стороны близких и низкой самокритикой со стороны пациента. В таких условиях его личность начинает деформироваться, чтобы как-то защитить себя от внешнего воздействия социума. Сюда же присоединяются и характерологические изменения, обусловленные деструкцией мозговых структур, формирующих эмоциональные и личностные реакции человека.

Наиболее значимыми и социально деструктивными проявлениями обладает деменция, вызванная поражением зон лобных долей головного мозга. В этом случае на первый план выходят нарушения личности и поведения. Пациенту трудно управлять своим поведением. Реакции становятся реактивными. На фоне общей пассивности отмечаются импульсивные, часто агрессивные реакции. Часто могут отмечаться и полярные изменения черт личности.

- Насколько стремительны эти изменения? От чего зависит скорость наступления патологических симптомов?

- Говоря о деменции, мы должны понимать, что когнитивные и личностные нарушения зависят от степени, типа и зоны поражения. Говоря о сосудистой этиологии, важно выделять причины патологии. При остром нарушении мозгового кровообращения симптоматика, как правило, проявляется резко и развернуто, т.к. поражается достаточно обширный участок головного мозга, обеспечивающий выполнение широкого круга когнитивных задач. Если же речь о хроническом сосудистом заболевании без острых эпизодов течения, то нарушения наступают достаточно плавно, распространяясь изначально на более сложные многоуровневые когнитивные задачи.

При обсуждении атрофической этиологии деменции, например, при болезни Альцгеймера, необходимо отметить менее выраженное течение диффецитарных симптомов на старте заболевания. Их нарастание в большей степени зависит от стремительности развития основного заболевания.

- Эти изменения в каждом случае индивидуальны или у разных пациентов аналогичны?

- Строго индивидуальны. В медицине вообще нельзя заниматься усреднением. «Средняя температура по больнице» не для современного здравоохранения! Хотя, конечно, можно отметить определенные общие закономерности. Главным таким признаком является стойкая сложность выполнения когнитивных задач, которые ранее человек выполнял с легкостью. Кто-то становится апатичным, хотя ранее был активным и инициативным в решении общих вопросов, кто-то начинает теряться и забывать частные даты и события, значимые ранее. Зачастую возникают эмоциональные изменения с выраженной раздражительностью, эмоциональной неустойчивостью и расстройством циркадных ритмов (сон-бодрствование).

- Каковы основы взаимодействия родственников с пациентом с деменцией? Что нужно знать в первую очередь?

- Самое главное – не инвалидизировать и не ущемлять достоинства пациента. Многие занимают полярную позицию.

Часть начинают ограничивать пациента от решения простейших бытовых задач и социальных контактов, что приводит к прогрессированию и стойкому закреплению когнитивного дефекта. Данное поведение, как правило, сопровождается снисходительным отношением, что вызывает чувство ущербности.

Другие же, наоборот, игнорируют изменения в высших психических функциях, требуя от пациента той же интеллектуальной и мнестической активности, каждый раз заставляя испытывать собственную несостоятельность. Такие примеры зачастую сопровождаются конфликтным поведением родственников.

Необходимо изменить рамки ответственности пациента, не ущемляя его достоинства и самостоятельности. Часть ранее имеющихся забот решать самостоятельно, однако не отстранять пациента от решения повседневных вопросов и вопросов, влияющих на судьбу пациента. Этим родные снижают степень личностного напряжения и дезадаптации. Но в то же время сохраняют социальную активность личности больного.

- Как выстроить безопасный и психологически комфортный путь общения с пациентом?

- В первую очередь, не занимать авторитарную и деспотическую позицию. Пациент не должен чувствовать себя обузой. Старайтесь интересоваться мыслями и желаниями пациента, включаться в его мир. Как только у вас появляется поведение повинности и безысходности, сразу возникнет и реакция пациента, наполненная либо внешне, либо аутоагрессивными настроениями.

- Как родственники могут получать необходимую информацию при возникновении сложностей? Стоит ли доверять информации из социальных групп, форумов и т.д.? Или предпочтительно обращаться лично к специалисту?

- Мне сложно ответить на этот вопрос. Социальные платформы, форумы, группы, посвященные данному вопросу, как и многим другим социальным проблемам, содержат довольно противоречивые материалы как с точки зрения реальности и правдивости, так и с точки зрения целей их предоставления. На мой взгляд, наиболее конструктивная информация содержится на профессиональных платформах. Однако, как я уже упоминал выше, каждый случай индивидуален и требует частных решений.

- Какие общие рекомендации даёте близким пациентов?

- Основной рекомендацией будет настоятельный совет не фиксировать все жизненные цели и задачи вокруг деменции. Жизнь меняется, но не разворачивает вас с жизненного пути. Создавайте комфортную спокойную обстановку вокруг себя и пациента. Это замедлит прогрессирование негативных симптомов. Разговаривайте с пациентом просто, чтобы не провоцировать негативных реакций и недопонимания. И, главное, поощряйте любую созидательную и социальную активность пациента. Это формирует новые нейронные связи и способствует налаживанию компенсаторных путей и функций.

- Как бы Вы рекомендовали выстроить режим дня пациента с точки зрения психологического комфорта и безопасности при деменции?

- Основным законом с точки зрения психогигиены и рационализации времени я бы назвал дозирование. Ни пациент, ни человек, осуществляющий помощь, не должны испытывать переутомление. По этой причине стоит соблюдать определенный план:

Соблюдение требований гигиены сна. Пациент должен достаточно спать, однако в определенный период суток. Сон более 6-7 часов, как и менее 5 часов, вызывает нарушение циркадных ритмов (сон-бодрствование), что приводит к нарушению работы высших когнитивных функций и истощению нервной системы в целом. Если случилось, что человек плохо спал в ночное время, то более правильным будет «доспать» недостающий час-другой в период с 13 до 15 часов дня.

Физические упражнения и когнитивная «гимнастика». Они должны чередоваться, позволяя избежать стереотипизации выполнения, которая снижает действенность выполняемых заданий, а также – не допускать перевозбуждения зон центральной нервной системы, что чревато отрицательным действием на головной мозг. После получасового решения когнитивных задач можно четверть часа заняться легкой гимнастикой, а затем – перейти к творческим заданиям.

Обязательно необходимо учитывать соматическое состояние пациента и распорядок бытовых потребностей. Не стоит устраивать быт по типу «казарменного распорядка» с фанатичным соблюдением графика. Также помните о «часе тишины» после каждого приема пищи. В этот период организм не готов как к физической, так и к умственной активности.

- Каковы признаки «перегорания» и повышенного уровня стресса у тех, кто ухаживает за пациентом? На какие поведенческие реакции следует обратить внимание?

- Основным признаком выгорания я бы назвал потерю эмпатии (сочувствия) и стереотипность выполнения работы. Сюда же я отнес и чрезмерную сосредоточенность на сиюминутных проблемах, сопровождаемую выраженными эмоциональными реакциями.

- Что делать, если родственники чувствуют, что не справляются с возникшими сложностями? К кому обращаться?

- На мой взгляд, в таких ситуациях необходимо обратиться к грамотному психологу для проработки и когнитивного анализа собственного состояния. Такой специалист сможет направить в вопросах восстановления психических и личностных ресурсов, рассказать, как сохранить свое психическое здоровье, ухаживая и живя бок о бок с человеком не здоровым, поможет разобраться и скорректировать собственные установки, разрушающие гармоничный комфортный образ привычной жизни. Однако хочу предостеречь от простых и быстрых способов совладания, таких как фармпрепараты и алкоголь. Эти способы лишь кратковременно снимают симптоматику расстройства, не решая проблему и не восстанавливая психическое здоровье, а, скорее, наоборот.

- Чем грозит игнорирование таких симптомов? Что делать, если человек чувствует вину по невозможности оказать должный уход?

- Это как раз один из частных случаев деструктивных механизмов личностного переживания в условиях негативных установок. Каждый случай индивидуален, но в общем всем нам свойственны привычные мнения долженствования и взятия на себя функций, к которым мы не готовы и выполнять не способны. Не всегда нам доступно понимание, что делегировать часть заботы о близком человеке специалисту не предательство, а предоставление более широких возможностей для восстановления и адаптации. Данный вопрос более этико-философский, нежели медицинский. Но, в любом случае, такая ситуация есть один из случаев, когда помощь хорошего психолога или психотерапевта необходима, в отличие от советов и оценок сторонних людей.

Подготовила интервью:
Мария Зеленская,
Руководитель по связям с общественностью Ассоциации медицинских журналистов,
Шеф-редактор журнала «Дайджест Академии акушерства и гинекологии»