Работа горя при перинатальных потерях и потерях своих фантазий относительно реанимированных детей

08.04.2019 13:14

Автор статьи:
Елена Валерьевна Мухамедова,
клинический психолог Клиники «Поколение NEXT», член РАРЧ

Переживание горя в случае перинатальных потерь чаще всего остается непрожитым, и женщина остается один на один с непроработанной скорбью. Сложность в прорабатывании перинатального горя состоит в том, что этот объект полностью фантазийный - другими словами, фантазийный ребенок. В таком случае нет реальных опор. Остается глубокая расщепленность, существование в которой приводит к расщеплению семьи и жизни в целом.

Этот период преодоления называется «работа горя» - термин, предложенный З. Фрейдом. Женщины в период своих переживаний о потере ребенка испытывают большие сложности, т.к. им трудно принять эту память без будущего. Непроработанное травмирующее событие приведет со временем к неясности смысла.    

Потеря фатальна. Случай из практики. Женщина 26 лет пережила вторую потерю ребенка на 25 неделе. Ребенок жил неделю. Первая реакция - эйфория и отрицание действительности, далее - ступор и выход в диссоциацию, далее -  истерика и агрессия. Лишь после этого наступило смирение и принятие действительности. История такова, что первую свою потерю женщина не пережила, т.к. вытеснила её, хотя это было не более полутора лет назад. Она ощущала это как далекое прошлое и говорила: «это было так давно». Женщины с трудом расстаются со своими фантазиями относительно будущей жизни с ребенком. Очень часто они говорят о разрушении своих планов. Характерны фразы: «я мечтала, как буду водить в школу», «думала, как буду покупать платья и бантики, умиляться этому», «мы уже планировали, как он будет учиться в хорошем вузе, а я его буду встречать» и т.д.

Порой женщина надолго, а иногда и навсегда застревает в фантазии несбывшейся мечты о не родившемся ребенке. Это приводит к нарушениям партнерских и детско-родительских отношений в тех случаях, когда есть старшие дети.

Потеря ожиданий. Случай из практики. Активная молодая женщина организовала клуб для родителей детей-инвалидов. Она сама - мама ребенка-инвалида (ДЦП).  Во время разговора она рассказала, что всегда мечтала о том, как ее ребенок получит хорошее образование - о том, чего сама была лишена. Она не намерена отказываться от своей мечты и сделает все возможное, чтобы ребенок учился в обычной школе и поступил в хороший вуз. Все свои силы, ресурсы и время она тратит на его развитие, не оставляя свободного времени. Муж покинул семью год назад - с ее слов «не выдержав напряжения», но с ребенком продолжает общаться и помогает материально.

Горе потери фантазии о здоровом ребенке нуждается в публичности. Женщины объединяются в сообщества, где, поддерживая друг друга стараются обрести новую реальность, в которой они оказались. Этот процесс долговременный и длится порой несколько лет, но иногда женщина остается не в состоянии принять нарушения своего ребенка и включает различные защитные механизмы, оставаясь в своем фантазийном мире, что сказывается на функционировании и межличностной коммуникации с ним.

Наблюдая женщин реанимационного отделения первого этапа, где находятся дети с глубокой недоношенностью, могу сказать, что у женщин имеется тенденция к резкой смене настроения от эйфории до депрессивного. Слишком резкая смена настроя довольно отрицательно сказывается на состоянии малыша в кювезе, поэтому основная моя задача - стабилизация и вывод в ресурсное состояние.

В зарождающейся психике младенца ничего не происходит отдельно или непоследовательно. Смена среды или первичное горе, способы и скорость прохождения - это важнейший этап для развития психического аппарата.

Что происходит с женщиной реанимационного отделения, где лежит ее малыш с глубокой недоношенностью? Чаще всего она не может вспомнить, какое событие предшествовало тому, что у нее начались преждевременные роды. Происходит тотальная амнезия относительно недавнего прошлого. Желанные дети, конечно, обладают преимуществом - материнская фантазия всесильна, и даже когда женщине говорят, о том, что глубокие нарушения зрения и слуха мамы чаще всего склонны вычитывать в Интернете и находить материалы про то, какие у них гениальные недоношенные дети и пр. Я склоняюсь к тому, что психика женщины, которой пришлось пережить стресс потери своей фантазии относительно ребенка, вступает в определенную конфронтацию с реальностью и держит «оборону» долгие годы. Это очень затрудняет работу с такими детьми и их семьями.  Фактически происходит такая же работа горя и скорби, как и в случае реальной перинатальной потери, только растянувшаяся во времени, что усугубляет симптоматику ребенка и материнского восприятия действительности.

Принятие реальности это является довольно сложной задачей для психики роженицы с нестабильным гормональным фоном, измененным телом и представлением о себе и своем будущем.

Просмотров: 228